Значение движения имама Хусейна (мир ему) — Часть 3

imam-huseyn-imam-huseyn-2Вместе с двумя указанными факторами, есть третий фактор восстания Ашура. Это «призывать к добродетели и удерживанию от плохих действий». С первых же дней, как Имам Хусейн (мир ему) покинул Медину, эти слова стали его лозунгом. Имам Хусейн поднял восстание не только с целью отвергнуть бей’ат Езиду. Даже если бы от Имама Хусейна (мир ему) не требовали бы бей’ат, то опять-таки, следуя этому девизу: «призывать к добродетели и удерживать от плохих действий», он должен был восстать. Кроме того, призыв населения Куфе было лишь предлогом для того, чтобы Имам Хусейн (мир ему) начал восстание. Даже если бы они не писали этих писем Имам все равно бы начал борьбу, так как его цель была «призывать к добродетели и удерживать от плохих действий» .

 

С позиции первого фактора, Имам Хусейн (мир ему) является защитником, От него требовали бей’ат, но он отказался и тем самым встал на свою защиту. С позиции второго фактора. Имам Хусейн (мир ему) — избавитель, потому что его позвали на помощь и он согласился. С позиции третьего фактора. Имам Хусейн (мир ему) — борец, потому что он восстал против жестокого тирана. С этой точки зрения. Имам Хусейн (мир ему) — революционер.

 

Каждый из перечисленных факторов возложило на Имам Хусейна определенные обязанности. Поэтому можно сказать, что восстание Ашура имеет несколько аспектов.

 

С позиции того факта, что Имам Хусейн (мир ему) отказался от бей’ата Езиду, он не мог поступить иначе. Даже если бы он, последовав совету Абдуллаха ибн Аббаса, ушёл в горы. всё равно, он не должен был дать бей’ ат.

 

С позиции того, что Имама пригласило население Куфе, то обязанностью Имама Хусейна (мир ему) было поддерживать их, пока они не нарушили своего слова. С того момента, как они отказались от своих слов, этот долг был снят с Имама. Но цель Имама Хусейна (мир ему) не состояла только в этом. Фактор приглашения Куфинцев, начиная с 15 дня месяца Рамазан, рассматривается как временный. Этот фактор действовал в промежуток времени от момента прекращения постоянной переписки до того момента, когда Имам узнал о событиях в Куфе. Этот фактор потерял силу с момента столкновения с отрядом Хурра, когда Имам получил весть об убийстве Муслима. Всё это освободило Имама от долга избавителя. Поэтому, порывая с населением Куфе, и обращаясь к этим изменникам, он произнёс такие слова; «Вы пригласили меня, я пришёл. Но если вы не хотите, чтобы я здесь оставался, я возвращаюсь. Своим приглашением вы возложили на меня долг. Но если вы раскаиваетесь в этом, то я ухожу». Здесь мы не должны смешивать два фактора: непризнание Езида — это другой вопрос и Имам решительно отверг предложения о бей’ате. Он сказал: «Даже если на всей Земле для меня не найдётся прибежища размером с ноготь, я всё же не принесу бей’ат».

 

Я думаю, что некоторые исследователи, придающие большое значение приглашению населения Куфе и выдвигающие его на первое место, ошибаются. Наоборот, этот фактор наименее значителен среди всех других. Потому что, если бы он был основным, то Имам, узнав об изменении в настроении населения Куфе, сказал бы: «Если все отвернулись от меня и дали бей’ат Езиду, то и мне придётся поступить также». Но события развивались совершенно в противоположном направлении. Самые пламенные речи Имам произнёс именно после измены населения Куфе. Это всё доказывает преимущество значения слов «призывать к добродетели и удерживать от плохих действий» и именно под влиянием этого фактора Имам Хусейн (мир ему) поднялся против безнравственной власти.

 

По дороге Имам увидел двух людей, идущих со стороны Куфе. Он остановился и хотел поговорить с ними. Но они, узнав Имама Хусейна (мир ему), свернули с пути. Имам, осознав, что они избегают встречи с ним, продолжил свой путь. Один из соратников Имама также встретил этих двух людей и заговорил с ними. Они рассказали о беспорядках в Куфе, о том, что Муслим и Хани умерли смертью шехидов и сказали: «Нам стыдно сообщить Имаму Хусейну (мир ему) эту весть».

 

Этот сподвижник Имама вошёл в палатку, где сидел Имам со своими сторонниками и сказал: «Я слышал одну весть. Как мне передать её вам: прямо сейчас или наедине?» Имам ответил : «У меня нет тайн от моих друзей. Мы не скрываем друг от друга ничего». Сподвижник тогда рассказал: «Те двое, что свернули, увидев вас. разговаривали со мной, рассказали, что Куфе покорена, Муслим и Хани убиты». Услышав эту весть. Имам прослезился, прочел следующие стихи: «Есть среди благоверных такие, что сохраняют верность клятве пред Аллахом. Стали шехидами некоторые из них, и некоторые станут шехидами. Не изменится слово, данное ими» (сура «Ахзаб», стих 23).

 

Здесь образ Имама как гневного борца, революционера, по образу мыслей отличается от позиции помощника и защитника. Логика защитника — защищать, но логика борца заключается в том, что он не думает только о своей защите, И даже зная, что его ждёт смерть шехида, он не отступает от поставленной цели, восстает и протестует — Девиз Хусейна (мир ему) «призывать к добродетели и удерживать от плохих действий», делает его логику схожей с логикой шехида. А логика шехида отличается от всех других.

 

Логикой шехида обладают только такие люди, которые для того, чтобы выполнить требование долга перед современниками, платят ничем другим, как своей кровью. Многие люди в мире произносили слова, требовали чего-то от истории. Во всех уголках Земли при археологических раскопках находят письмена властителей на камнях, которые обычно говорят так: «Я, сын такого-то, захватил такую-то территорию, жил столько лет, так развлекался»… Всё это пишется на камнях, чтобы не стерлось от времени. И всё же эти слова живут только на камнях. Время стирает их из памяти людей и земля поглощает их. Через тысячи лет эти слова выходят на поверхность и хранятся в музее.

 

Имам Хусейн (мир ему) требования, адресованные истории, написал своей кровью на эфемерных страницах воздуха, но так как эти требования были скреплены его кровью, они проникли в сердца людей. Сегодня и арабы, и другие люди, миллионы людей вспоминают эти слова Имама Хусейна (мир ему): «Я считаю счастьем умереть с честью, а жизнь, подчинённую тирану, называю бедой». Если человек живёт в стеснении и угнетении, подчиняясь деспотам только для того, чтобы поесть и поспать, то смерть намного выше, чем подобное существование. Это и есть философия шехида. Каждый год, когда наступает Махаррам, Имам Хусейн (мир ему) оживает в памяти людей и как бы говорит «Проклятый Езид заставляет меня избрать одну из двух дорог: смерть или угнетение. Но угнетение от нас (принадлежащих роду Пророка) далеко. Аллах запретил благочестивым жить в угнетении».