Начало статьи — Призыв имама (часть 1)

Два раза перед смертью Хусейн взывал к человечности людей. Первый призыв он сделал перед вражеской армией, выйдя к ним, держа на руках младенца Али Асгара. Он просил у врага только одного – воды для невинного ребёнка. Хусейн обращался не к братьям по вере, не к людям, которые должны были почитать его как внука пророка той религии, которую они исповедовали. Хусейн обращался к ним как к людям, способным к милосердию и состраданию. Но бедному Али Асгару было суждено напиться не водой, но собственной кровью: стрела, выпущенная по приказу командиров вражеской армии, пробила нежную шею ребёнка…

Перед своим последним боем одинокий Хусейн, оставшийся в этом мире без друзей, обратился с призывом «Кто придёт ко мне на помощь?». Этот призыв он адресовал всему человечеству, всем поколениям людей, пришедшим после него. Призыв Хусейна – это призыв к людям пробудиться, осознать себя людьми, выбрать путь борьбы во имя истины и справедливости, т.е. того, чего достоин человек. Призыв Хусейна – это призыв последовать его примеру, пойти по его пути, поддержать его преемников. Призыв Хусейна – это призыв ко всем угнетённым и обездоленным мира восстать и свергнуть власть тиранов и угнетателей, обрести достоинство, свободу и счастье, проявить истинную человечность в своей готовности пожертвовать собой.

В исламской традиции Хусейн почитается как «повелитель мучеников» (сайид аш-шухада). В шиитском направлении ислама он считается непорочным имамом и совершенным человеком. Вместе с тем за Хусейном может и должен пойти каждый человек, независимо от пола, возраста, социального положения, религиозного исповедания, культурной принадлежности. Более того, мы можем рассмотреть восстание Хусейна с чисто исторической светской точки зрения, даже не принимая во внимание всё то, что говорит о Хусейне исламская традиция. Но и тогда мы не сможем не признать моральное величие Хусейна, проистекающее из его человеческого достоинства.

Характерны в этом отношении заявления английских авторов Эдварда Гиббона, Томаса Карлейля и Чарльза Диккенса: будучи эмпириками, любящими оперировать фактами и цифрами, англичане не могли не признать превосходства движения Хусейна над любым иным движением в истории человечества. По словам Гиббона, «несмотря на отдалённую эпоху и климат, трагическая сцена смерти Хусейна пробуждает симпатию самого холодного читателя». Карлейль писал о Хусейне: «Лучший урок, который мы можем вынести из трагедии Кербелы, заключается в том, что Хусейн и его сподвижники твёрдо верили в Бога. Они показали, что численное превосходство ничего не значит в том случае, если встречаются истина и ложь. Победа Хусейна, несмотря на меньшинство сил, поражает меня». Диккенсу принадлежат следующие слова о Хусейне: «Если бы Хусейн сражался ради удовлетворения своих мирских желаний… тогда я не понимаю, почему его сестра, жена и дети сопровождали его. Отсюда можно заключить, что он пожертвовал собою исключительно ради ислама».

Красноречивы слова современного ливанского христианского писателя Антуана Бара, автора книги «Имам Хусейн в христианской идеологии»: «Ни одна битва в современной и прошлой истории человечества не заслужила больше симпатии и восхищения и не принесла больше уроков, чем мученичество Хусейна в битве при Кербеле».

Имам Хусейн стал популярнейшим героем в Индии, память о котором на протяжении веков сплачивала представителей различных религиозных общин, в первую очередь, индусов и мусульман. Именно его пример вдохновлял лидеров антибританского освободительного движения, индусов по вероисповеданию. Послушаем их слова. Махатма Ганди говорил о Хусейне следующее: «Моё восхищение благородной жертвой Хусейна в качестве мученика вызвано тем, что он принял смерть и муки в отношении себя, своих сыновей и всего семейства, но не подчинился несправедливым правителям», «Я научился у Хусейна, как одержать победу, будучи угнетённым», «Моя вера заключается в том, что прогресс ислама зависит не от мечей его последователей, но является результатом высшей жертвы Хусейна», «Если Индия хочет быть успешной страной, она должна следовать по стопам Хусейна», «Если бы у меня была армия, подобная 72 солдатам Хусейна, я бы освободил Индию за 24 часа». Джавахарлалу Неру принадлежат следующие высказывания о Хусейне: «В мученичестве присутствует универсальный призыв. Хусейн пожертвовал всем, но отказался подчиниться тираническому правительству. Он никогда не придавал значения тому факту, что его материальная сила была гораздо меньше в сравнении с силами противника; его главной силой была сила веры, по сравнению с которой вся материальная сила – это ничто. Эта жертва является маяком для любой религии и любого народа», «Жертва Хусейна принадлежит всем группам и общинам как пример праведного пути». Индийский революционный поэт Джош Малихабади, певец освободительной борьбы, писал: «Пусть человечество пробудится, и каждое племя признает Хусейна как своего».

В Индии Хусейн был осознан как лидер универсального движения, обращённого ко всему человечеству, независимо от религиозной, культурной, национальной или социальной специфики отдельных территорий. Именно в этом качестве образ Хусейна вдохновлял борцов за независимость Индии.

 

Продолжение следует…