ashura-istoriya-i-traditsiiКаждый год в течении десяти дней запретного для мусульман месяца мухаррам на улицах иранских городов разворачивается огромное и величественное действо — Ашура, годовщина мученической гибели Имама Хусейна. Шиитские города-святыни — Кум и Мешхед – вообще превращаются в эти дни в театр под открытым небом.

 

Ашура – кульминация вселенской мистерии, мгновение гибели вселенной и ее возрождение в новом, качественно новом измерении.

Первичное значение Ашуры – сопричастность верующих к мученической гибели Имама Хусейна (мир ему!) – внука Пророка Ислама Мухаммада; гибель эта произошла именно в десятый день месяца мухаррам.

Нужно помнить, что шиизм признает лишь двенадцать непорочных, прямых потомков Мухаммада (Имамы). Это личности, по праву рождения и воспитания в семействе Пророка получившие духовную, социальную и политическую власть над уммой, мусульманской общиной.

 

Хусейн (мир ему!) был третьим Имамом (после своего отца и старшего брата) и четвертым повелителем мусульман. Когда Пророку принесли радостную новость о рождении внука, он пришел к младенцу и прочел ему на ухо азан (призыв к молитве) и другие молитвы. По велению Аллаха мальчика назвали Хусейном.

 

После смерти Имама Али (мир ему!) власть в мусульманском мире захватил узурпатор Муавия, а затем его сын Язид. Хусейн отказался признать их предводителями мусульман и принести им присягу верности, сказав, что будет следовать лишь Священному Корану и преданиям Пророка.

 

Хусейн находился в паломничестве в Мекке, когда Язид отдал приказ убить его. Предвидя свою мученическую гибель и желая предотвратить осквернение Каабы, Имам за день до совершения паломничества вынужден был покинуть священный город и отправиться в сторону Куфы. Перед этим Хусейн вел переговоры с вождями куфийских племен, и те обещали ему поддержку в борьбе против Язида.

 

С Хусейном отправились восемнадцать мужчин из рода Пророка и пятьдесят четыре последователя. Опасаясь оставлять в Мекке свои семьи, они вынуждены были взять с собой женщин и детей, в том числе полугодовалого сына Имама. Они разбили лагерь в пустыне Кербела, потому что их движение преградило войско Язида. На 7 день мухаррама в лагере Имама закончилась вода, и люди начали страдать от жажды. В это время Язид вступил в переговоры с жителями Куфы, и те, заключив с ним союз, отказались придти на помощь Хусейну. Войска Язида окружили равнину и предложили Имаму сдаться, признав власть халифа и принеся ему присягу. Хусейн отказался. В ночь на 10 мухаррама он собрал своих сторонников и сказал, что освобождает их от всех клятв верности и отпускает их. Однако никто из последователей не покинул лагерь, хотя все ясно понимали неминуемость гибели. Тогда Хусейн воскликнул: «По велению Аллаха мы ведем Священную войну, и Бог вознаградит нас за мученичество!» Согласно достоверным хадисам Имам Хусейн, видя, что его шестимесячный сын Али Асгар умирает от жажды, вышел, встал перед вражеским войском и сказал: «Вы враждуете со мной, в чем же вина этого младенца. Напоите хотя бы его водой». В это время один из меткив стрелков в стане врага по приказу своего командира выпустил трехконечную стрелу, которая вонзилась Али Асгару в горло и отсекла разорвав нежное горло младенца.

 

Видя упорство Хусейна, халиф приказал начать бой. Свидетель этих событий Хумайд бен Муслим рассказывает: «Клянусь Аллахом, я никогда не видел такой стойкости. Были убиты сыновья Хусейна и вся его семья, и его последователи, все же он – такой же храбрый как всегда, он не позволил себе пасть духом и сдаться». Тело Имама практически скрылось под огромным количеством вонзившихся в него стрел. В конце концов, враги, набросившись со всех сторон, предали его мученической смерти. Тело Имама было втоптано в грязь копытами их лошадей, на нем насчитывалось 29 колотых и 27 резаных ран. Согласно преданиям даже отрубленная голова Хусейна продолжала славить Бога, и ничто не могло заставить ее замолчать.

 

В этом кровавом сражении были убиты и все его сторонники, за исключением двух человек; женщины и дети, в том числе и сестра Хусейна Зейнаб, были захвачены в плен. Хумайд Бен Муслим свидетельствует: «Клянусь Аллахом, я не видел ни одной из его жен и дочерей или женщин его семьи, с которой не была бы сорвана верхняя одежда»

Смерть Хусейна и его верных сподвижников стала символом мученичества за веру, борьбы с несправедливостью, притеснением и тиранией.

В ранней исламской истории шиитами (в буквальном переводе, «последователями») называли сторонников Имама Али, зятя Пророка Мухаммада и четвертого халифа (духовного предводителя) мусульман. После убийства Али и избрания Муавии четвертым халифом, противостояние между суннитами и шиитами усилилось, став окончательным после событий Ашуры.

 

Для шиитов Хусейн – не только один из борцов и мучеников за веру. В первую очередь, это – Имам, то есть потомок Пророка, человек, отмеченный божественной благодатью. В шиизме Имамы – истинные предводители мусульман, образцы веры, подлинные хранители и толкователи коранического знания. Первым из таких Имамов был Али, выдающийся герой, разивший врагов Ислама своим удивительным обоюдоострым мечом Зульфикаром. От Али божественная благодать перешла к двум его сыновьям от дочери Пророка Фатимы – Хасану и Хусейну, с самого рождения предназначенным стать предводителями мусульман. Смерть Имамов (все Имамы, кроме последнего, Махди, умерли насильственной смертью), обогатило шиизм понятием мученичества за веру, мотив страданий стал неотъемлемой частью траурных ритуалов.

 

Дни Ашуры начали отмечаться иранскими шиитами как день траура при шахе Исмаиле Сефевиде, который распространил в Иране шиизм. При дворе шаха первые десять дней мохаррама объявлялись траурными, при дворе проводились особые церемонии, на которые собиралось множество людей. Сам Аббас Сефевид, самый могущественный и сильный шах, правивший Ираном в течение 50 лет, в день Ашуры одевал черные одежды и мазал лицо грязью, принимая участие в религиозных шествиях.

 

Нужно сказать, что месяц мухаррам – начало лунного года – в первые десять дней которого разворачивалась история мученичества Хусейна, считался в Передней Азии священным задолго до этого события. И с Ашурой (буквальный перевод с арабского – «десятый») – десятым днем мухаррама связано множество легенд и преданий. Так, по некоторым из них, в этот день были сотворены небо, земля, ангелы и первый человек, Адам. В этот день Нух (Ной) впервые увидел землю после потопа, родился пророк Ибрагим (Авраам), после долгой разлуки встретились Якуб (Иаков) и Юсуф (Иосиф), по велению Аллаха расступились перед Мусой (Моисеем) воды Красного моря, спасая его от преследования Фараона, вознесся на небо пророк Иса (Иисус). Конец света тоже произойдет в день Ашуры.

 

Но вернемся в наше время… В современном Иране Ашура является кульминационным религиозным событием года, получив после Исламской революции 1979 года особый смысл и значение. Первые десять дней месяца шииты посвящают оплакиванию мученической смерти Хусейна, в течение всего месяца проводятся различные религиозные обряды, которые во многих городах, особенно Куме и Мешхеде, превращаются в целые религиозные мистерии, с сюжетом, разворачивающимся в течение нескольких дней.

 

Звучит траурная музыка, возгласы «О, Хусейн!». По улицам идут шествия, в них принимают участие мужчины, которые под ритмичные удары барабанов бьют себя по плечам цепями. Сотни цепей единым взмахом взлетают вверх, а затем с силой опускаются на плечи. Самобичевательные процессии олицетворяют раскаяние и скорбь жителей Куфы отвернувшихся от Имама, предавших его. Женщины стоят вдоль дороги, некоторые плачут, укрывшись исламским покрывалом, некоторые бьют себя в грудь. Все одеты в черное, самые религиозные люди будут носить траур в течение 40 дней.

 

Последовательно разворачиваются события Ашуры: это история дочери Хусейна Зейнаб доставленной к Язиду в Дамаск, но продолжавшей проповедовать истинную веру, это трагическое повествование о браке, заключенном перед самым сражением между Касымом, сыном второго Имама, и его двоюродной сестрой. Рассказывается об Аббасе, сводном брате Хусейна, пытавшемся пронести в лагерь воду: лишившись обеих рук, он нес бурдюк с водой в зубах…

 

Ну улицах иранских городов в дни Ашуры можно увидеть воинственный танец, когда несколько сот мужчин, взявшись за руки, посреди улицы взмахивают в едином ритме саблями, острия которых испещрены арабскими надписями; ночью разворачиваются факельные шествия. Прекрасно и жутко! Подобные мистерии устраивались сотни лет назад на улицах городов Европы, но только Восток может быть вечно-молодым и, развиваясь, не терять древнего величия.